«Сон страхового агента»

Дорогой Иван Антонович, здравствуйте!

Пишу я тебе как большому ценителю интересных историй и сценических постановок, а еще как моему прекрасному другу юности, с которым впервые попал на балет «Щелкунчик». Ты помнишь, Ваня? О, это было волшебно! Как сейчас помню: мы еще студенты, второй курс, совсем зеленые! Поэтому денег нам хватило лишь на два билета на последний ряд. Но ты всегда был дальновидным и захватил старый отцовский бинокль. Сквозь потрескавшиеся пыльные окуляры я наблюдал чудо! Помню, что не мог оторвать глаз от ног танцоров, все боялся, что вот-вот грациозный полет артистов прервется, а идеальное чувство ритма подведёт, и могучая волна музыки классическим цунами безвозвратно унесется вперед, а эти ножки просто не сумеют ее догнать. Но музыка и движения – неделимый дуэт. Иногда мне даже казалось, что если он или она выступает соло, то в паре с артистом танцует ее Величество музыка. Сколько воды утекло с тех пор…Страшно подумать: 40 лет я не ощущал себя второкурсником! Да, да, ты все верно прочел! Это вновь произошло. Собственно, поэтому и пишу тебе, мой дорогой друг.

После выпуска мы виделись лишь два раза: мельком на вокзале да в метро. И моя, и твоя жизнь круто переменились после института, не так ли? Теперь ты крупный страховой агент, со своим кабинетом, туго затянутым галстуком и дилеммой по утрам: какие же запонки подойдут к этой рубашке? Ох, только не обижайся, говорю так лишь потому, что и сам стал таким же. Да ты и так прекрасно все знаешь, ведь наши страховые компании не первый год воюют по разные стороны баррикад. Но сегодня мне снова 19, я сижу рядом с тобой в темном зале театра оперы и балета и делю с один бинокль на двоих.

Думаю, ты давно в курсе, что наша компания занимается страховкой звезд театра вот уже 45 лет. Поэтому каждый новый год вместе с новогодними наборами сластей личные страховые агенты балерин и балерунов получают несколько билетов на спектакль «Щелкунчик». Боже мой, мои дети обожают эту традицию, а я смотрел спектакль ровно 24 раза за все это время. В один год я очень сильно простыл, и это было счастье. Не пойми меня неправильно, я люблю эту бессмертную сказку, но, когда уже выучил все, до каждого шороха пачки, становится неинтересно.

А когда мне неинтересно, я, к своему стыду, засыпаю. Так произошло и сегодня. 24 просмотр балета «Щелкунчик»: я надеялся, что продержусь до второго акта, но, вот в чем ирония: продержался даже дольше, чем два акта, хотя уснул еще во время первого. Загадка? За все эти годы я настолько изучил спектакль, что во сне мой мозг не только воспроизвел все виденное в точности до секунды, но и придумал продолжение. Пусть безумное, невнятное, невероятное, как бывает это во снах, но четко отпечатавшееся в моей памяти. Единственное, что немного видоизменило ход оригинальной постановки – это скорость, ведь за то время, что на сцене шли два акта, мне приснилось три.

Не стану пересказывать все с самого начала, начну с момента, когда Машенька женится на Щелкунчике, а вокруг них весело пляшут игрушки, создавая яркую сутолоку по обеим сторонам сцены. Именно с этого момента мой мозг начал сочинять. На Машеньку надели фату, принцу на плечи накинули длинный алый плащ, и они, взявшись за руки, величаво стоят рядом с неизменным героем спектакля - елкой. Как вдруг принц срывает с себя маску, и рядом с перепуганной Машенькой оказывается коварный Крысиный король. Взбудораженные, снежинки и игрушки в панике бегают по сцене, а из-за кулис появляется сидевшая в засаде армия крыс. Машенька пытается сбежать, но она уже вышла замуж за короля крыс, теперь она королева. Поэтому стража облачает ее в длинную серую шубу, поблескивающую серебряными нитями-волосками звериной шкурки, и уводит за кулисы. Снежинки и елочные игрушки в панике разбежались – сцена опустела. Музыка больше не гремит финальными аккордами, а вкрадчиво предвещает появление главного злодея. На середину сцены горделиво выходит король. Пришло время победного танца: крыс, широко раскидывая ноги в шпагате, энергично мечется по сцене, триумфально вознося руки к небу. Тем временем, с потолка спустился кораблик, на котором король с ничего не подозревавшей Машей поднялись на елку в начале второго акта. Победитель медленно спускается к самому основанию ствола дерева, в котором крысы прогрызли тайную темницу для настоящего принца. Король величаво входит в узницу, где находит лишь моток развязанной веревки. Тогда он в ярости мечется по сцене, прыгает, хватается за голову, наказывает стражей-мышей, которые упустили Щелкунчика и поднимается в покои королевы.

Там безутешная Машенька находится под стражей крыс. Король входит на сцену и пытается найти Щелкунчика, его верные стражи помогают ему: они вчетвером выбегают и забегают за кулисы. В тот момент, когда злодеи скрылись, из-за кулис медленно, пригнувшись, выходит Дроссельмейер – добрый волшебник и спаситель. Машенька, улыбаясь, кидается ему на шею, но он быстро склоняется к ее уху, что-то шепчет и снова убегает. Возвращается разъяренный Король крыс вместе с тремя прихвостнями. Он стоит прямо напротив Маши и вопросительно смотри на нее. Она смело встает, мягко наступая с носка на пятку, подбегает к злодею, резким движением срывает маску с «муженька» и обнаруживает под ней Фрица. Младший братик, не ожидавший такого поворота событий, стыдливо прикрывает лицо плащом и сбегает со сцены. А с другой стороны выбегает счастливый принц и обнимает Машу. Но, вот чудо, принц – это ты, Вань! Такой же молодой, стройный и красивый, как тогда, в 19. Я сразу узнал эти широкие плечи, мягкие черты лица и светло-русые волосы - вскакиваю и начинаю громко хлопать. И тут Машенька поднимает голову с твоей груди и обращается прямо ко мне: «Перестань! Слишком громко! Хватит, люди же вокруг». Сначала я оторопел, но тут все вокруг поплыло и закружилось, слух обострился, в уши ударили финальные аккорды музыкального сопровождения спектакля, и моя дочь настойчиво толкала меня в бок, говоря: «Перестань! Не так громко, люди смотрят! Ты опять храпел на весь зал!»

Я не считаю, что проспал или пропустил представление, я приобрел даже больше. Ведь этот волшебный спектакль призван дарить чудо. Грань между сказкой и явью стирается, ты чувствуешь, что все возможно. Для меня это чувство сравнимо с молодостью, наверное, поэтому мое подсознание и воскресило твой образ в облике принца на сцене. Юного, могущего все, амбициозного и гордого, с которым мы когда-то мечтали, стремились, придумывали, а что же будет дальше, после университета. Мы жили будущим. Теперь, с высоты прожитых лет, воспоминания о той прекрасной поре кажутся такими далекими, ненастоящими, словно и правда - постановка. Ну, пусть это письмо

станет твоим маленьким новогодним чудом, сюрпризом, поводом улыбнуться. Буду рад, если ты напишешь мне ответ.

Жду весточки, Ваше Высочество.

Николай Порфирьевич Прохоров

Автор: Александра Косолапова